Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

За что?

Почему в храме нельзя петь антипутинские песни - я понимаю. Но почему в храме нельзя сниматься с оружием в руках на фоне алтаря - не знаю. Парни демонстрировали готовность защитить православную веру с оружием в руках. А то, что они посылали прихожан на хуй и хотели снести настоятелю голову - всего лишь маленькие издержки патриотизма.

О Николае 2

НЕИЗВЕСТНЫЙ СОЛДАТ - 2


Когда-то давно в России произошла Великая Октябрьская социалистическая революция.
Революция принесла России много неприятностей. Уехал за границу политик Керенский. Потом уехал за границу фило-соф Бердяев. Изнасиловали гимназистку Катю. Матрос Желез-няк остановил белогвардейский поезд. Поэт Блок перестал писать стихи. Эсеры навсегда поругались с Лениным. Роди-лась Красная Армия. Финляндия и Польша получили незави-симость. Расстреляли Николая Второго.
Постепенно забывают Керенского и Железняка; Катю уже забыли давно. Нет былого уважения к Блоку и Бердяеву. Эсе-ра не отличают от Ленина. Красную Армию переименовали в Советскую, а теперь и вовсе в Российскую. Польша забыла русский подарок; Польша забыла, что когда-то именно Россия дала ей независимость, и не хочет пускать на свою террито-рию русских туристов. А вот Николая Второго помнят. Николая Второго не забыли. Николаю Второму наконец-то нашли дос-тойную могилу.
Хотя в гибели Николая Второго национальной трагедии вроде бы не было. Николая Второго не очень любили. И не потому, что он был плохим политиком и плохим военным. И не потому, что жена у него говорила с немецким акцентом. Не любили его прежде всего из-за бороды. После Петра Первого в России безбородых царей не было - одни бородатые. Прав-да, бороды не было у русских императриц. Но русским импе-ратрицам отсутствие бороды нельзя ставить в заслугу. Это все-таки не их заслуга, а природы.
Постоянное наличие бороды у русских императоров во многом подорвало в России уважение к монархизму.
Collapse )

Вот такой он, русский век.

РУССКИЙ ВЕК


Долгое время мы сидим в тишине.
- Мне 92 года, Игорь, - наконец заговорила Ольга Анатольевна. - А все по хую и все нипочем. Курить хочешь? Кури. Не стесняйся. И я с тобой покурю. Выпить хочешь? Выпей. И я с тобой выпью. Я все могу. Не только выпить или покуртить. Этническую музыку слушать могу. Минет могу сделать. Въебать кому если что. Ты пойдешь Кремль или там попсу говном мазать, - и я с тобой пойду. У меня и реакция хорошая. И координация; я в гололед на одной ноге хожу. И острота зрения тоже хорошая. У меня и память тоже хорошая. От меня невестка телепрограмму прячет. А я срать хотела на невестку и на телепрограмму. Я все равно знаю, когда что идет. Мне достаточно один раз взглянуть, и я уже на все неделю запомню, когда «Время», а когда бразильское говно. И вены у меня не пухнут. И пародонтоза нет. И от мочи запаха нет. И голос твердый. И уши у меня все слышат. И от России мне не больно. И прошлого мне не жаль. И будущего я не боюсь. И на душе не грустно; душа еще чуда ждет. В душе еще тоска по оргазму есть. И нервы в порядке. И денег мне на все хватает. Меня жизнь так закалила. Я не сразу такой стала. Я раньше не была такой. Это конфетка меня такой сделала. Это из-за конфетки все.
Потом мы снова долго сидим молча.
Меня любят в основном те, кого я не люблю совсем.
Collapse )