Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Мы женимся на Лейле Соколовой

Вышоа книга "Игорь Яркевич - Евгений Попов. Мы женимся на Лейле Соколовой". С сегодняшнего дня она уже в продаже, за пределами Москвы ее можно заказать в интернет-магазине Лабиринт.

АННОТПЦИЯ
Сатирическая переписка между двумя известными мастерами современной прозы Игорем Яркевичем и Евгением Поповым — едкое фантасмагорическое повествование о несостоявшейся женитьбе одного из них на креативной даме-доминатрикс, которая в свободное от садомазохизма время числилась детским экспертом-психологом и прославилась на всю страну тем, что обвинила в педофилии человека лишь за то, что его дочь нарисовала кошку с длинным хвостом.
Подлинная суть этой книги — издевка над идиотизмом современной жизни, где, к сожалению, все еще властвуют «двойные стандарты», злоба, чванство, глупость, разврат и беспредел. Авторы глумятся здесь над известными персонами из мира политики и культуры, не щадя никого, в том числе и самих себя. Все совпадения с реально существующими лицами являются случайными, ибо это — художественная литература, а не документ. Гражданам РФ до восемнадцати лет читать эту книгу нельзя, а после восемнадцати — необходимо. Писатели не стесняются в выражениях, но все же еще на что-то надеются, уповая в конце книги на доктора Чехова, певца сумерек и гуманизма.

Новое эссе

РУССКИЙ СИМВОЛ, ИЛИ СОЛНЕЧНЫЙ ЗАЙЧИК

Примерно где-то раз в году у меня бывают приступы патриотизма.
Тогда я становлюсь невыносим. Тогда от меня убегают жена Катя, кошка Зина и друг Женя. Тогда я слушаю русскую патриотическую песню «Прощание славянки» и советскую песню о любви «Над горой колхоз». Тогда я начинаю кричать, что я - русский. Что и вокруг тоже русские люди. Что нам вполне хватает нашей языческо-христанско-коммунистическо-литературной каши из Перуна, Николая Угодника, Ленина, Пушкина, Волгоградской битвы, Мизулиной, вечно растущих тарифов ЖКХ и хуй его знает что там у нас есть еще. Что пошли они все отсюда со всеми своими харамами, халялями, мескалями, Буддами, кошерами, Триерами, пуэрами, тай-чи, суши и евро. Мы сами понимаем свою ограниченность. Нам самим в ней плохо. Но другого мы все равно для себя не видим. Другое для нас еще хуже.

Потом это проходит. Потом возвращаются все, кто убежал. Снова все хорошо. Я снова русофоб и космополит.

Но потом я вспоминаю, кого я забыл в приступе патриотизма и кто у нас есть еще - у нас еще есть солнечный зайчик.

В последние годы он как-то потерялся, но раньше был на виду.

При Советской власти его очень ценили. Его считали послом солнца. Ему уделяли много внимания. Татьяна Доронина пела о нем красивую песню, и вообще он всегда был на виду. Его часто показывали в кино. Он был символ солнечного начала советской власти и ее хорошего настроения.
Collapse )

Кино про великих гомосексуалистов России быть должно

А вот действительно - снимать или не снимать фильмы о великих гомосексуалистах России - Чайковском, который композитор, и Уварове, который придумал слоган "православие, самодержавие, народность"? Вроде как пропаганда гомосексуализма.
Снимать надо. И показать там гомосексуализм с его самой отвратительной стороны. Как гомосексуализм испортил им всю жизнь, а они потом испортили другим.
Тем более, у Чайковского и Уварова был другой гомосексуализм. Не тот, что сейчас, а маленькая вредная привычка засунуть хуй в чужую жопу. Совсем не то, что сейчас.

Про Москву в ее день и накануне абсолютно бессмысленных выборов мэра

МОСКВА, МОСКВИЧИ И ЛЮБОВЬ


Москва - вполне и вполне удобный персонаж для прозы. Но в жанре non-fiction писать о Москве сложно. Этот жанр всё-таки требует точных определений, а Москва уходит от любого определения, как уходит от него русская душа. Если Москва в чём-то и совпадает с русской душой, то только в том. что их обеих сложно определить. Обе они неопределимы навсегда.

С москвичами как раз всё наоборот. О москвичах удобно писать статьи, но совсем неудобно писать беллетристику. Москвичи не подходят для беллетристики, как зимняя обувь для лета. Москвичи настолько все однообразны, что написать о них что-либо беллетристическое нереально.

Поэтому Москву и москвичей не любят. А когда говорят, что любят, то врут. В том числе врут и самые достойные люди, - например, Лермонтов. Лермонтов явно врал, когда написал, что он любит Москву как сын. Не любил он Москву как сын. Никаких убедительных доказательств любви Лермонтова к Москве как к матери нет. Москву в принципе любить невозможно, и тем более невозможно ее любить как сыну. Да все врали, когда признавались Москве в любви. Москву можно презирать или ненавидеть. Москвы можно бояться. К Москве Можно относиться равнодушно. Но любить Москву нельзя. Это невозможно. Это противоестественно. Конечно, любовь к Москве можно имитировать, - но это не даёт результатов. Самые слабые стихи русских поэтов - о любви к Москве. Самая унылая проза русских писателей тоже о любви к Москве. Поэтому Москвы нет в русской литературе, несмотря на то, что практически вся русская литература создавалась именно в Москве.
Collapse )

Красовский, Дусаев... Кто следующий скажет правду?

В ОЖИДАНИИ ГЕЙ-ПАРАДА


Гомосексуализм был всегда.
И Россия была всегда.
Поэтому гомосексуализм в России был всегда.

Поэтому к гомосексуализму в России относились равнодушно. К нему, как к осенним дождям, привыкли. Его не считали грехом или преступлением. Его считали таким же русским признаком, как разбитую дорогу или небритую подмышку. Русский воздух был пропитан гомосексуализмом, как водкой. В общем, до Петра 1 гомосексуализму ничего не угрожало.

Если бы не Запад, все было бы по-прежнему.
Но при Петре 1 в России стало много иностранцев. Они открыли русским глаза на гомосексуализм. Что все это не так невинно, как осенние дожди или водка. Что это все-таки грех и даже хуже. Что даже у них на прогрессивном Западе гей-парады и однополые браки будут только через триста лет, а у русских это уже есть сейчас, и русским так спешить не стоит.

Петр 1, хотя сам был бисексуалом, стал преследовать гомосексуалистов за гомосексуализм. Не всех и не везде. Только в армии. И то недолго. Петр 1 на гомосексуализм в армии махнул рукой.

Еще почти сто лет гомосексуализму ничего не угрожало. Гомосексуализм цвел. Цвел в аристократии и в народе. Цвел в высшем свете и на дне. Цвел в саду и в огороде. Пока все-таки в России не ввели за него срок. Но эта статья практически не использовалась, поскольку русские гомосексуализму были обязаны всем.
Collapse )

Полу-пидор и полупокер

Однажды я придумал такого персонажа, как полу-пидор. Он похож на пидора внешностью, манерами и отчасти ориентацией, но не пидор, а только его клон.
Сегодня я узнал, что есть такая народная жаргонная лексика - "полупокер". По смыслу абсолютно то же самое. что полу-пидор.
Мы с народом с разных сторон подошли к одному персонажу.

Светлой памяти пойманной Путиным 21-килограммовой щуки

ИСТОРИЯ СОВЕТСКОЙ РЫБЫ

Уровень политкорректности в России растет. Пусть медленно, но растет. Растет на глазах. Он уже почти сопоставим с уровнем политкорректности в западных странах. Все больше становится прав у разных маргинальных групп; у женщин, заключенных, домашних животных, уссурийских тигров и гомосексуалистов.

Не меняется ситуация только с рыбой.

У рыбы в России прав нет.

Рыба должна позаботиться о себе сама. Она не должна ждать милостей от тех, кто имеет непосредственное отношение к рыбе - от ихтиологов, поваров, рыбаков и даже от русских писателей. За все время существования в России рыбы они ничего хорошего для нее не сделали, и рассчитывать на них рыба больше не может.
Collapse )

33 года назад умер Высоцкий

НА ВЕЧЕРИНКЕ У АБРАМОВИЧА

Русская история – совсем не такая длинная. Это только из-за величины русского пространства кажется, что она длинная. На самом деле она очень короткая. Сначала были татаро-монголы. Потом Ленин. Потом Сталин. Потом полетел в космос Гагарин. Потом умер Высоцкий. Потом Роман Абрамович купил клуб "Челси". Все: русская история закончилась.

Можно любить Высоцкого. Можно не любить. Но невозможно не любить его смерть. Смерть Высоцкого – едва ли не самая впечатляющая русская советская смерть после смерти Сталина. Смерть Высоцкого – едва ли не самое громкое событие советской жизни после полета Гагарина. Почти такой же народный энтузиазм и такое же ощущение коллективного оргазма. Смерть Высоцкого помирила всех. Вокруг смерти Высоцкого объединились все сразу: официоз и андеграунд. Народ и партийная элита. Завмаг и грузчик. Академик и городской сумасшедший. В общем, как все воспринимали полет Гагарина как свою личную победу, так все воспринимали смерть Высоцкого как свою личную трагедию..

Смерть Высоцкого стала вторым рождением шестидесятников. Мир шестидесятников оказался прочнее Советской власти.

Шестидесятники умели все. Они хорошо пели плохие песни. Они хорошо читали плохие стихи и самую безыскусную прозу. Они видели глубокий смысл в самом примитивном кино. Они могли плавать в луже как. в море. Они умели красиво любить некрасивых женщин и некрасивых мужчин. Они много пили и сходили с ума на почве алкоголизма, а не наркомании; сейчас так уже не пьют и так с ума не сходят. Они очень выразительно опохмелялись. Они умели читать между строк. Они коллекционировали зажигалки и пустые бутылки из-под западного пива. Они загорались от любой искры. Они всегда были готовы взойти на костер ради правды и свободы, хотя толком не понимали ни правды, ни свободы, ни вообще ничего. Но взойти на костер готовы были всегда.
Collapse )

Русская женщина уже не может больше терпеть

РУССКАЯ ЖЕНЩИНА НА ГРАНИ НЕРВНОГО СРЫВА

Я совсем перестал писать о мужчинах. Я перестал их понимать и чувствовать. Я уже не знаю, чем они отличаются. Чем оппозиционер отличается от педофила, а православный радикал – от гомосексуалиста. Они все для меня на одно лицо. У всех одно и то же содержание – немного Путина, немного русской литературы, немного вечного русского самоуничтожения и много тяжелой мужской спермы, которой нет выхода наружу.

Русский мужчина в состоянии стагнации навсегда.
То ли дело русская женщина! Она всегда в движении. Всегда на грани и за гранью. Всегда в экстазе. Всегда готова, как курица, драться за своих цыплят. А когда у нее нет цыплят, она всегда готова драться тоже.

Русская женщина всегда всем недовольна. И не только окружающим ее русским мужским миром, но и собой тоже. Она всегда недалеко от нервного срыва. Какое-то время она это скрывает. Она ведет себя прилично. Она делает вид, что она всем довольна. Но потом она уже не может дальше терпеть и уходит под знамена нервного срыва.
Collapse )

Колобок и Мизулина

Зря в этом мире ничего не бывает.
Сняв с моего аккаунта эссе "История пидора" и отстранив меня на 12 часов от Фейсбука за гомофобию в отношении описанного в эссе одного из шести великих пидоров русской литературы Колобка, администрация Фейбука помогла мне взглянуть на Колобка несколько по-другому, чем я раньше видел Колобка. Я понял. Что Колобок не только пидор, но и самый аморальный персонаж рус…ской литературы.
1.Колобок - фетишист, поскольку у Колобка были определенные противоестественные сексуальные отношения с коробом, где его помели, и с сусеками, где его поскребли.
2.Колобок - мазохист, поскольку его скребли и мели, а он наслаждался.
3.Колобок - содомит, поскольку у него были противоестественные отношения с дедом и бабкой одновременно.
3.Колобок – геронтофил, поскольку у него были сексуальные отношения с партнерами значительно старше него. Все с теми же дедом и бабкой.
3. Колобок – зоофил, поскольку у него были сексуальные отношения с зайцем, медведем и лисой.
4. Колобок – антисемит, поскольку убежал от зайца е еврейской фамилией Заяц.
5. Колобок – русофоб, поскольку убежал от медведя с русской фамилией Медведь.
6. Колобок – адепт промискуитета, поскольку у него были сексуальные отношения одновременно с коробом, сусеками, дедом, бабкой, лисой, зайцем, медведем и дорогой, по которой катился Колобок.
6. Еще Колобок садист, поскольку получал удовольствие от страданий медведя и зайца, когда он от них убегал, а они не могли его догнать.
Возможно, Колобок был еще кто-нибудь, но я уже больше не могу окунаться в такого сексуального извращенца по всем пунктам, как Колобок. А то еще сам таким станешь.
На что смотрит Мизулина и почему Колобок до сих пор в школьной программе, - непонятно.